Мужское искусство требует жертв

С самого детства нам показывают, что женская боль может быть прекрасной, что женское тело может быть валютой, разменной монетой для эстетического наслаждения.

Мы приходим в Мариинский и видим, как искалеченные женские ступни и ноги называют искусством танца, мы открываем журналы и видим, как пытку голодом называют частью высокой моды, мы включаем телевизор и видим, как украденные у девочки детство и здоровье называют достоянием отечественной художественной гимнастики, мы приезжаем в Париж и видим, как психологическую травму, из-за которой женщины начинают принимать наркотики, чтобы забыться, называют раскрытием женской сексуальности под бодрый кан-кан. На подкорке нашего культурного кода выцарапано:

Красота требует жертв.

Искусство требует жертв.

Эстетика требует жертв.

О каких жертвах идёт речь? Кто они — те, чья обувь смеётся в лицо человеческой физиологии; кто должны носить маску лица на лице, чьё сознание с самого детства диссоциируют от тела, кто съедают пять килограммов помады с тяжёлыми металлами, но боятся лишнего куcка мяса? Женщины.

Красота требует женских жертв.

Искусство требует женских жертв.

Эстетика требует женских жертв.

Красота требует, но разве же красота — это божество из плоти и крови, которое может сформулировать и озвучить свои желания, или же это эгрегор, массовый психоз, инструмент, строгий ошейник на женском горле? Кто придумали современную красоту, кто сформировали художественный дискурс, в чьих руках >90% мирового богатства, кто заказывает музыку, за которую платят? Мужчины.

Мужчины требуют женских жертвоприношений ради искусства.

Мужчины требуют женской боли ради красоты.

Мужчины пренебрегают женским телом ради эстетики.

И когда мы видим, как в жертву мужскому взгляду на мир приносят чувствующих, думающих, надеющихся женщин, мы задаёмся вопросом: можно ли назвать искусством «мужское искусство», топливом для которого становятся женские жизни?

Торговать органами запрещено, но только если эти органы не женские: тогда мы с радостью обмениваем женские кости на красивый балет, женские гормоны на красивые фотографии, женское тело на красоту. Всё это происходит за скобками, все знают об этой экономике женской плоти, но об этом не принято задумываться — не то, что говорить. Но давайте поставим вопрос ребром:

Как можно войти в дворец искусств, зная, что он построен на женских костях, как можно радоваться происходящему на залитой нашей кровью сцене? Как можно считать гением мужчину-писателя, если ради его книжек заживо сгорела жена, делавшая всё, чтобы муж даже не вспоминал о том, что холодильник не наполняется едой сам, одежда не научилась самоочищаться, а его литературные эксперименты возможны только потому что у неё есть работа и бесконечное терпение к нему?

Мужское искусство не стоит женских жертв.

Мужской взгляд не стоит женской боли.

Мужчины пренебрегают женским телом ради эстетики.

Но зачем жить, оглядываясь на мужчин и принимая их за некую систему отсчёта, нулевую точку координат? Разве женская боль будет оправдана, если садистским «искусством» займётся женщина, пускай и имитирующая подсознательно мужчину?

Искусство не стоит женских жертв.

Красота не стоит женской боли.

Эстетика не стоит женских жертв.

Да, искусство не стоит женских жертв. Да будет так.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s